Цитата #34, книга 8 «Новая цивилизация»

— У меня есть чёткий план нашей совместной подготовки к встрече с нашим сыном.

— Что это за план?

— Слушай меня внимательно, дорогой мой. — Инга говорила решительно, как никогда ранее, то усаживалась в кресло, то прохаживалась по комнате. — Сначала мы должны полностью привести в порядок своё физическое состояние. С этого момента мы не будем курить, употреблять спиртное. Произведём чистку организма, в первую очередь почек и печени, с помощью отваров и голодания. Методику я уже подобрала.

С этого момента и далее будем пить только родниковую воду — это очень важно. Мне уже привозят каждый день по пять литров родниковой воды, правда, это в два раза дороже, чем в магазине, но ничего, выдержим.

Каждый день нам необходимы физические нагрузки, чтобы мышцы окрепли и кровь по жилам интенсивнее бежала. Ещё необходим свежий воздух и положительные эмоции, это осуществить не так-то легко.

Виктору нравилась решительность Инги и её план, он, не дослушав, заявил:

— Мы купим лучшие тренажёры для физических упражнений, пригласим лучших массажистов. Я каждый день буду отправлять одного из своих водителей за родниковой водой. За воздухом тоже будет ездить водитель в лес, закачивать его компрессором под давлением в баллоны, а потом мы его будем потихоньку выпускать в квартире. Вот только не знаю, где взять или купить положительные эмоции. Может быть, поездим на хорошие курорты, как в свадебное путешествие? Именно в свадебное.

Настроение у Виктора поднималось с каждой минутой. Оно улучшалось и от решительного серьёзного и осмысленного подхода Инги к рождению ребёнка, и оттого, что она хочет родить ребёнка от него. И то, что увиденного им во сне его будущего сына родит не какая-то меркантильная ветреная женщина, а Инга, так серьёзно и ответственно к этому относящаяся. И как ему захотелось сделать что-нибудь уж очень приятное для Инги, которую он уже расценивал как мать своего будущего сына! Виктор встал, быстро надел костюм, подошёл к Инге и торжественно произнес:

— Инга, выходи за меня замуж!

— Конечно, выйду, — в тон Виктору ответила Инга, застёгивая халатик. — Наш сын должен иметь официальных родителей. Только в свадебное путешествие на фешенебельные курорты нам не стоит ехать, это не соответствует моему плану подготовки к рождению ребёнка.

— А что соответствует? Где мы ещё можем получить положительные эмоции?

— Мы должны поездить по окрестным деревням и найти место, которое нам пришлось бы по душе. Понравиться оно должно и тебе, и мне, а значит, и нашему сыну, когда он его увидит. Мы купим в этом месте гектар земли, и ты построишь небольшой домик, в котором и должно произойти зачатие нашего ребёнка. Я буду находиться в этом месте все девять месяцев, может быть, ненадолго отлучаясь. Мы посадим на своей земле молодой сад. Рожать нашего сына я буду не в роддоме, а в маленьком домике в нашем родовом поместье.

Виктор не мог поверить в то, что Инга — молодая, эффектная женщина, так любившая посещать элитные клубы и популярные курорты, способна так круто изменить свой образ жизни. С одной стороны, ему льстили замыслы Инги, ведь она думала о его ребёнке, но с другой стороны, нет ли в этих замыслах элементов ненормальности? Он слышал от одного своего знакомого о существовании книг, повествующих о необычной подготовке к рождению ребёнка. Знакомый рассказывал и о значении собственного гектара земли для каждой семьи и подарил ему книгу в зелёном переплёте под названием «Родовая книга». Он не успел её прочитать, но слышал, что эти книги вызывают бурную реакцию в обществе. Прочитавшие их люди начинают менять свой образ жизни.

Вдруг взгляд Виктора остановился на стопке книг в зелёных переплётах, лежащих на прикроватной тумбочке. Он подошел, прочитал название серии: «Звенящие кедры России». Была среди других и «Родовая книга». Виктор понял: все необычные идеи подготовки к рождению ребёнка, самих родов Инга взяла из этих книг и собирается неотступно им следовать. Он не понимал: хорошо это или плохо.

Настораживала необычная беспрекословная убеждённость Инги. Словно кто-то невидимый изменил её взгляды на существующую жизнь, мировоззрение. Но к лучшему эти книги изменили Ингу или сделали её несколько странной? — вновь и вновь задавал этот вопрос себе Виктор, и он стал оппонировать ей:

— Я знаю, Инга, ты взяла идеи вот из этих книг. Я слышал о них. Кого-то они восхищают, кто-то говорит: в них много сказочного, недоказуемого. Может быть, не следует слепо верить всему, что в них написано? Сама посуди, зачем нам брать некий участок земли, строить на нём небольшой домик и уродоваться, сажая деревья?

Мои средства позволяют купить хороший коттедж с благоустроенной территорией, бассейном, газонами, дорожками и садом, если тебе так хочется.

— Купить, конечно же, можно многое, даже имитацию любви. Но я хочу, чтобы сад мы посадили сами, — почему-то очень взволнованно выпалила Инга. — Только сами! Потому что хочу сказать своему сыну, когда он подрастёт: вот эту яблоньку, сынок, и грушу, и вишенку я сама посадила и поливала, когда ты был ещё совсем малышом. Я сделала это для тебя. Ты был совсем маленьким, и деревца были маленькими. Теперь ты подрос, и они выросли, стали приносить плоды для тебя. И всё пространство вокруг твоей малой родины я старалась сделать для тебя приятным и красивым.

Пылкое высказывание Инги было убедительным и понравилось Виктору. Он даже стал сожалеть, что никто в жизни не может его привести в такой вот сад и сказать: «Этот сад для тебя высадили и вырастили твои родители». Да, конечно же, Инга права, однако почему это она говорит только про себя, будто его и не существует? — подумал Виктор и с некоторой обидой спросил:

— А почему это ты, Инга, только о себе будешь рассказывать подрастающему сыну?

— Так ты же не хочешь сад высаживать, — спокойно ответила Инга.

— Что значит «не хочешь»? Ещё как хочу, если это для будущего необходимо.

— Так если мы вместе всё будем делать, я и расскажу нашему сыну: вот этот сад мы для тебя с папой высадили.

— Вот именно, — успокоился Виктор.

….

Оформление документов на покупку двух гектаров земли заняло немного времени, и уже через четыре месяца стоял на участке красивый, словно сказочный, дом-теремок из калиброванного дерева.

В небольшом доме-теремочке была сауна, биотуалет, холодная и горячая вода, подаваемая прямо из колодца, вырытого на участке. А на втором этаже — уютная спальня, из окна которой открывался вид на озеро и лес.

Всю обстановку в домике продумывала Инга, и насаждения на участке планировала она, вместе с ней они высаживали кедры, ели, сосны по периметру участка, маленькие саженцы плодовых деревьев. Каждый вечер спешил Виктор к своему домику в своё будущее поместье, где хлопотала по хозяйству будущая мать его ребёнка.

Все женщины, которых знал Виктор раньше, отошли не просто на задний план, они для него уже попросту не существовали. Нестандартный подход Инги к рождению ребёнка родил в нём новые чувства. Они не были ещё до конца понятны, может быть, не были похожи на обычную любовь, но он твёрдо знал, что никогда не сможет с ней расстаться и только она…

Только с ней можно построить будущее. Вместе они ездили в Москву на курсы по рождению детей в домашних условиях. Одна странность Инги смущала Виктора: она наотрез отказывалась вступать с ним в интимную близость, ссылаясь на то, что их ребёнок должен родиться не вследствие плотских утех, а от другого, неизмеримо большего и значимого желания человека.

Перегнул палку автор этих зелёных книжечек — это надо же: не вследствие плотских утех, да разве ж возможно такое?

Но однажды, когда лежал он на постели рядом с Ингой и, уже не надеясь ни на какой секс, думая лишь о будущем сыне, прикоснулся к её груди, Инга вдруг прильнула к нему и обняла…

Утром, когда Инга ещё спала, Виктор пошёл к озеру, и мир вокруг него был уже совсем иным: необычным и радостным.

То, что произошло ночью, он никогда ранее не испытывал ни с Ингой, ни с другими женщинами. Это не было обычным сексом. Это было вдохновенным порывом творения. Получается, что рождаются и умирают люди. Но за всю жизнь не испытав подобного, они пропускают в своей жизни, может быть, одно самое главное. Но он не пропустил это главное благодаря Инге. И новые тёплые, даже обжигающие чувства возникли к его единственной в жизни женщине — Инге.

Все девять месяцев своей беременности Инга провела в поместье, лишь изредка выезжая в город. Она планировала, где будет стоять коляска, кроватка, и даже небольшой газон, по которому будет гулять их маленький сын, заставила Виктора высадить. А роды начались на неделю раньше положенного срока. Видно, торопился их будущий сын появиться в прекрасном земном пространстве.

Из информации, полученной на курсах по рождению ребёнка, Виктор знал, что должен делать отец, помогая при родах, но единственное толковое, что он мог предпринять: позвать знакомую акушерку и вызвать «скорую помощь» на всякий случай. Инге пришлось самой заполнять ванну водой, готовить полотенце, мерить температуру воды, а он метался по комнате, вспоминая, что важное он должен сделать, но никак не мог вспомнить.

Инга, не надеясь на помощь мужа, сама залезла в ванну. Схватки продолжались, но она, когда тужилась, просто брала своим красивым голосом радостные и торжественные ноты.

Наконец Виктор вспомнил из многого рассказанного на курсах о положительных эмоциях. Он посмотрел на подоконник и увидел, что расцветает на подоконнике посаженный Ингой цветок. Он схватил горшочек с этим цветком, вбежал с ним в ванную, взволнованно повторяя:

— Смотри, Инга, твой цветок зацвёл! Зацвёл твой цветок! Зацвёл, ты только посмотри.

Он так и стоял с этим цветком, когда появилось в ванне маленькое тельце его сына.

Акушерка прибыла, когда Инга уже положила на живот это крохотное тельце. Увидев стоящего с горшком в руках Виктора, быстро спросила:

— Что вы делаете?

— Сына рожаю, — ответил Виктор.

— А… — понимающе согласилась акушерка. — Тогда поставьте на подоконник свой горшочек и принесите мне…

 

«Надо всем мужчинам сказать…» — думал Виктор, уже в который раз обегая вокруг домика.

Настоящая и вечная любовь наступает лишь тогда, когда вместе с любимой рожаешь долгожданного ребёнка.