Цитата #26, книга 8, ч. 2 «Обряды Любви»

— У нас весьма превратное понимание о питании древних людей?

— Да, это так. Быть может оттого, чтобы сегодняшнее варварство по отношению к животным оправдать. Чем дальше в глубь истории, тем меньше людей, употребляющих мясо, можно встретить. Им в достаточном количестве хватало растительной пищи. А из животной лишь то употреблялось, что человеку отдавали сами животные, молоко и яйца, например. Желудки людей первых пострадать могли от мяса.

Ещё доказательством того, что охота для первобытных людей не являлась основным источником добычи пищи, является её антирациональность в сравнении с другим способом получения пищи.

— Каким другим?

— От приручённых, одомашненных животных. Представь себе человека, в хозяйстве которого есть мамонтиха, корова, коза, которых можно доить, получая ежедневно первосортный свежий продукт. Есть у человека в хозяйстве и одомашненная птица: гусь, утка, курица, приносящие ему яйца, не требующие за собой особого ухода. Есть возможность взять часть мёда и пыльцы у пчёл, множество корнеплодов и съедобных трав тоже находятся неподалёку. И вдруг человек будто сходит с ума. Он убивает всех домашних животных, которые, помимо всего прочего, ещё и охраняли его сон, съедает их и начинает охотиться на диких, подвергая себя опасности и уже не гарантируя себе и своей семье регулярность питания свежими продуктами.

Вместо дружественного окружения и любви к нему домашних животных он получает исключительно агрессивную среду, в которой выжить его семье, можно сказать, почти невозможно.