Цитата #60, книга 8, ч. 2 «Обряды Любви»

— Постой, постой, Анастасия, поясни, что ты имеешь в виду под словами «возродит мужчина»? Мужчина ведь не может рожать. Он физиологически не в состоянии родить.

— Так в этом ведь уловка и заключена. Когда внушили большинству людей, что в родах главное — физиологический процесс, тем самым отстранили от рождения великий дух отца-творца. Точнее, Бога-отца от родов отстранили. Отсутствие Его на женщинах и отразилось болью родовой, впоследствии страданием людским.

— Ты поясни подробнее, какая роль мужчины в родах? И почему его отстранение равносильно отстранению Бога? Отец-мужчина должен принимать у жены своей роды?

— Совсем не обязательно мужчине роды принимать, достаточно и рядом быть, в этом не главное предназначение отца.

— Но в чём же тогда главное предназначенье?

— Чтобы понять, необходимо осознать: утроба материнская питает плоть плода, в ней зачатого от любимого мужчины. Питает плоть, она важна, но ведь не главная она.

Плод реагирует на состояние, на чувства матери и в равной степени на чувства и отца.

Когда муж говорит с беременной женой, плод слов родителей своих не разбирает, не понимает до конца значения произносимых слов, но тонко ощущает чувства родителей своих.

Мужчины иногда в порыве нежных чувств погладить могут у беременной жены живот и, ухо приложив к нему, услышать шевеление ребёнка. Подобные прикосновения приятны женщине, но плод в ней находящийся, казалось бы, физически их ощутить не может, но он их ощущает на уровне неизмеримо большем.

Потоки чувств от матери и от отца к нему идут, он принимает с радостью великой их, с блаженством.

На чувственном уровне и мысли считывает плод. Когда родители в любви, в согласии ребёнка ждут и думают о нём, то, лишь зачавшись, он находится постоянно в энергетическом поле матери и отца, ему оно приятно.

Через ощущения матери и отца ребёнок ощущает окружающее пространство за пределами материнской утробы.

Если отец, находящийся рядом с беременной женой, услышав пенье соловья, ему возрадуется, то плод в утробе матери почувствует и пенье соловья, и отца радость. Родившись, повзрослев, он точно так же, как в утробе, будет радоваться пенью соловья.

Если отец иль мать вдруг испугаются, змею увидев, родившийся малыш тоже пугаться будет при виде змей. В утробе он змею, конечно, не мог сам видеть, но через виденное родителями информация о ней в его храниться будет подсознании всю жизнь.

Когда отец беременной своей жене умело песни будет петь, младенец их, взрослея, запоёт отца не хуже. О звёздах мысленно станет рассуждать отец, родившись, будет проявлять интерес к звёздам чадо их.

Воспитание ребёнка эффективно начинать с утробы материнской. И даже чуть-чуть раньше, чем зачатие произойдёт.