Цитата #44, книга 10 «Анаста»

— «Родовое поместье» — это словосочетание, за которым стоят самые сильные образы, способные поместить человека в божественную среду обитания. Сам посуди, Владимир, первые три буквы этого словосочетания являют собой слово «род». А род — это приходящие в жизнь друг за другом люди, и первый из них от Бога. Каждый рождённый сегодня человек становится во главе этой великой цепочки. В его власти поместить свой род в ту или иную среду обитания. В каменную ячейку или в прекрасное пространство своего родового поместья. Или — вообще разорвать родовую цепочку. В его власти питать свой род божественным твореньем иль пищей, не несущей энергии Души.

— А при чём здесь пища, Анастасия? Если предки моего рода уже давно не живут.

— Живут частички предков всех в тебе, Владимир. Из них и тело, и дух твои.

— Ну да из них. Но… Но это означает, что на каждого вновь рождённого человека возлагается колоссальная ответственность за судьбу целого рода.

— Да возлагается, Владимир, и каждому даётся власть решать судьбу свою и рода своего.

— Согласен, власть даётся. Но большинство людей вообще о своём роде не думают, и их предки, тоже, возможно, не думали. Значит, распался род, идущий от первоистоков, от Бога самого, рассыпался, и нет теперь его?

— Родовое поместье, ты вдумайся, пожалуйста, Владимир. Родовое поместье, два слова. Словосочетание одно. Как только произносится оно, так человек, ещё, быть может, не осознавший в полной мере, но в подсознании своём стремление своё озвучил: «Я собираю род свой весь, и помещаю его здесь».