Цитата #76, книга 10 «Анаста»

Человечество, Владимир, не всегда шло технократическим путем в измерение антиразума и к катастрофе. Вначале была первая цивилизация, которая развивалась в ином направлении, назовем его биологический путь. Они пользовались всем тем, что первоначально было создано Богом. Человек этой цивилизации изучал божественные творения и с их помощью совершенствовал свою среду обитания. Божественные творения совершенны, но каждое поколение должно быть разумнее предыдущего, так программировал Бог.

Иначе не могло быть. Иначе Бог не мог бы называться Богом, а Его творения, не имеющие возможности совершенствоваться, являли бы собой конец творения. Человек начало великого творения.

….

— Где доказательства существования этой цивилизации и их достижений?

— Если ты видишь, Владимир, взрослого человека, разве тебе нужны доказательства, что этот человек был сначала младенцем, потом ребёнком?

— Нет, не нужны. Сам человек является доказательством того, что был ребёнком ранее

— Вот так и нынешняя цивилизация человеческая является доказательством того, что существовала первая. И эта первая не могла быть технократической.

— Хорошо, пусть не могла, но из исторических свидетельств, археологических раскопок мы видим, что люди древних цивилизаций, жившие сто тысяч лет назад, бегали в шкурах с дубинами и охотились на животных, как говорят, они с трудом добывали себе пищу.

— Археологи находят людей посткатастрофного периода технократических цивилизаций.

Представь себе, Владимир, на земле живет технократическая цивилизация, достигает высот в так называемом технократическом развитии. Но любой технократический путь терзает планету Земля, ухудшает экологию, нарушает биосферу и происходит крупномасштабная техногенная катастрофа. Власть имущие, или элита, всегда знают о её приближении заранее и готовятся к собственному спасению. Одна из цивилизаций, например, построила на околоземной орбите целый технический комплекс размером, равным двум океанским лайнерам. На нем они спасались от постигших землю катастрофических изменений. Но этот технический комплекс не мог содержать людей бесконечно, так как он сам бренен. Спасающиеся от земной катастрофы люди продержались на нем около шестидесяти лет. У них рождались дети. Но настало время, когда жизнь на искусственном комплексе оказалась невозможной. Люди, его обитатели, стали погибать, и тогда было принято решение вернуться на Землю, и они вернулись. Они приземлялись группами в специальных капсулах. На остывающей от пожарищ Земле уже вновь взрастала травка и возрождался животный мир. Не всем людям удавалось попасть в такой оазис. Те, кто попадали в пустыню или на раскаленную лаву, погибали. Тем, кому удавалось приземлиться на участок земли, с сохранившейся частично жизнью, радовались своей удаче.

Сейчас покажу тебе.

Смотри, вот они, всего шесть человек, выходят из раскалённой капсулы. Радуются зелёной травке и воздуху, которым можно дышать. Вот двое детей, мальчик и девочка, с интересом разглядывают куст смородины и букашек на нём. А вот пожилой, совершенно лишённый волос человек возвращается в капсулу и вскоре выносит из неё коробку. В ней находятся продукты. Человек ставит коробку на землю, смотрит на мальчика и девочку у куста смородины и подходит к их матери, стоящей неподалёку.

— Тебе лучше уйти подальше от этого места и увести детей. Продуктов у нас осталось не более чем на неделю. Муж твой умер, я ваш дальний родственник, но защищать вас не намерен, когда начнётся борьба за продукты.

— Дай нам пищи на день хотя бы.

— Возьми сама, но постарайся, чтобы не обратили на тебя внимания, и быстро уходи.

Женщина подошла к стоящей на земле коробке, наклонилась, будто поправляя обувь, и быстро взяла три тюбика с каким-то веществом, спрятала их под комбинезон. Потом быстро подошла к детям и сказав, будто собирается показать кусты ещё интереснее, увлекла их подальше от лежащего на земле аппарата.

Возвратившиеся на землю люди обладали знаниями технократического мира. Они могли пользоваться компьютером и спутниковым телефоном, управлять автомобилем и космическим кораблём, но их знания теперь были абсолютно бесполезны и даже вредны. На земле были уничтожены все коммуникации и большинство механизмов. Многие же из оставшихся представляли собой смертельную опасность, они были радиоактивны.

Мать, ушедшая с сыном и дочерью, продолжили свой род. И снова тысячелетиями развивалось человечество в технократическом направлении. Археологи раскапывали древние городища. Могилы предков, в которых находили примитивные орудия охоты и считали, что видят первобытных людей начала их цивилизации. Но они видели людей конца своей цивилизации. Иногда археологи находили наскальные рисунки — людей, одетых в скафандры. Научный мир выдвигал гипотезы, что человечество произошло от инопланетных существ, что человечество в древности получало знания от инопланетян. Но они по-прежнему не хотели даже предположить, что в наскальных рисунках существ в скафандрах… они видят людей конца своей цивилизации.

— И где же первая цивилизация сейчас?

— Исчезла. Исчезла внезапно, по какой-то загадочной причине. В момент своего исчезновения людьми первой цивилизации была стерта вся информация об их достижениях из Вселенской базы данных. Сделали они это, непостижимо каким образом. Для чего так поступили, можно только предполагать, догадываться.

— И что же ты предполагаешь, Анастасия?

— Предполагаю, что, ощутив себя вершителями судеб миров Вселенских, они распознали в себе и зачатки вируса антимира, антиразума, и то, что нет у них против него достаточного иммунитета. И тогда они психологически взорвали себя вместе со своими достижениями, оставив на земле тех, кто был больше других поражен вирусом антиразума, антимира. Чтобы до конца пройти, познать измерение антиразума. И теперь мы, потомки первой цивилизации, познаем до конца сущность антиразума и за мгновение до планетарной катастрофы уравновесим в себе разум и антиразум. Все достижения первой земной цивилизации будут раскрываться в нас в новом и более совершенном виде.

— Но если, как ты говоришь, их знания будут раскрываться, значит, они где-то есть, существуют?

— Они существуют в каждом человеке.