Цитата #16, книга 3 «Пространство Любви»

— Чем отличается дольмен от обычной каменной гробницы?..

— Внешне мало чем. Но в дольмен, как вы называете каменную гробницу, уходили умирать живые люди. Дольмен не просто каменное культовое сооружение, как думают теперь. Это памятник мудрости и великому самопожертвованию духа ради будущих поколений. Он и сегодня важен своим функциональным назначением. И смерть в таком дольмене была не совсем обычной. Слово «смерть» здесь вообще не очень-то подходит.

— Представляю. Живой человек, замурованный в каменной камере… Это действительно необычная по своей мучительности смерть.

— Уходящие в дольмен люди совсем не мучились. Необычность их смерти заключалась в том, что они медитировали. Медитировали в вечность, в духе навсегда оставшись на Земле, сохранив некоторые чувства земные. Но лишена возможности навечно душа ушедших умирать в дольмен в материальном воплотиться на Земле.

— Как медитировали?

— Вам теперь известно, что такое медитация. Особенно по древневосточным религиям. И сейчас есть учения, помогающие познать малую часть явлений медитации, но, к сожалению, не её предназначение. И сейчас есть люди, которые могут медитировать: отделить от своего тела на некоторое время часть духа, потом вернуть его. С помощью медитации в дольмене, ещё при жизни тела, дух полностью отделялся и возвращался много раз, пока живою плоть была, потом навечно дух в дольмене оставался. Один, он вечно будет ждать пришедших, чтоб мудрость им первоистоков передать. Плоть если и могла жить некоторое время, то была всё равно заточена. Но пока она жила, у духа была возможность бывать в разных измерениях и возвращаться, это давало возможность анализировать с неимоверной, по вашим представлениям, скоростью, как бы уточнять имеющуюся истину. Умерший или ушедший в вечную медитацию через дольмен знал — его душа, дух уже никогда не смогут материализоваться. Никогда не смогут вселиться ни в какую земную плоть, материю. Никогда не смогут надолго и намного удалиться от дольмена, но будут обладать способностью общаться с частичкою души подошедшего к дольмену во плоти живущего человека. И если говорить о мучениях смерти, о мучениях вообще, то в данном случае они заключаются в том, что тысячелетиями к тебе никто не подходит, чтобы взять эти знания. В отсутствии востребованности — великая трагичность их.