Цитата #57, книга 3 «Пространство Любви»

— Ты сотворить хоть что-то сможешь? К примеру, можешь вышивать хотя бы? Иголкой по ткани можешь рисунок красивый вышить?

— Рисунок вышить я иголкой не смогу.

— А почему?

— Иголку в руки взять я не смогу. Иголку, что содеяна из недр живой природы. К чему ж творить, сначала разрушая творение великое, живое? Представь, Владимир, когда разрежет кто-то неразумный картину, полотно великого художника, как ты сказал, творца, и станет зайчики, фигурки резать из кусочков полотна, его деяния можно творчеством назвать, пред этим на неразумность скидку сделав? Но если то же самое станет творить другой, разумный, понимающий, что есть вокруг него, тогда определение иное его деяния приобретут.

— Какое?

— Подумаем давай мы вместе. К примеру, можно вандализмом его деяния назвать.

— Ну надо же, куда хватила. Так что же все творцы, художники — вандалы?

— Они художники, творцы в сознании мирозданья на уровне своём. Но если на другом уровне сознание окажется у них, творения способом иным вершиться будут.

— Каким — иным?

— Тем, что Создатель всё творил в своём порыве вдохновения. И совершенствовать творения свои, и новые вершить он человеку, лишь человеку одному, способность дал.

— А чем Создатель всё творил? И инструмент какой для творчества он человеку дал?

— Мысль — главный инструмент Великого Творца. И человеку мысль дана. Творения истинны тогда, когда в свершеньях мысли действует душа, и интуиция, и чувства, и главное, а главным будет осознанья чистота.

—————

Диалог Анастасии и Владимира

Глава «Воссоздайте Шамбалу», книга 3 «Пространство Любви»