Цитата #16, книга 7 «Энергия жизни»

Человек интуитивно всегда чувствовал истинную красоту и совершенство вечного, и потому даже царю, окружённому роскошью и обладающему дворцами, всегда нужен был сад. Вот истина, оставшаяся непоколебимой за миллионы лет жизни человека на Земле.

Истинное наслаждение и умиротворение можно получить только в собственном родовом поместье.

Человек идёт утром по своему родовому поместью, и каждая травинка радуется ему, реагирует на человека.

И не разрушается, а взрастает его сад с каждой минутой жизни благодатной.

Понимает человек, что заданная им программа — подобранные и посаженные его рукой деревья, кусты, ягодники — будет не разрушаться, а жить в веках. Они могут жить вечно, если человек не помыслит иного.

Человек шёл утром по своему родовому поместью, улыбался, думал о чём-то своём, и в то же время насыщался плодами, не думая о них, а чувствуя их. Человек питался, как дышал.

….

Ещё в трактатах древних мудрецы пытались изложить соображения свои, в какое время года, какой продукт полезней человеку съесть. И это важно очень. Но меж тем, средь множества незыблем лишь один трактат. Он тот, что Бог для каждого составил человека.

Сам посмотри, как постепенно, начиная от весны, приносят ранние растения плоды. Потом другие уж в начале лета и в конце, а осенью иным черед приходит.

Что ж тут писать, когда определено наглядно, что и когда необходимо есть. И не по месяцам и временам года. Дана подсказка поминутно. Ты только вдумайся, Владимир, и пойми. Создатель наш как будто с ложечки своей рукой готов кормить любого человека.

Ты только вдумайся, как совершенна и точна его программа.

Есть время года, когда плод созрел. Планеты встали в то же время в определённый строй. И это время наиболее благоприятно для того, чтоб человек плод взял.

И именно в минуту подходящую, отмеченную Богом, брал плод человек — так организм его вдруг захотел. И никаких расчетов при этом не делал человек. Себя не утруждал проблемою — когда и чем питаться. Он просто ел. Ел потому, что захотел. И в это время мысль его о сотворении совместном увлекалась.

Она вперёд рвалась, уже продуманным Отцом не занималась, хотела большее творить на радость всем от созерцания творенья нового.

И ликовал Отец: «Мой сын — творец», и вскармливал дитя своё твореньями своими.

(дедушка Анастасии)