5 книга «Кто же мы?»

Цитата #43, книга 5 «Кто же мы?»

— Ну почему ты, Анастасия, мне в юности не встретилась? Как молода ты, а мне лет вон уже сколько. Полвека почти прожил.

— Так я к душе блуждающей твоей века и пробивалась, не гони теперь меня от себя.

— Постарею я скоро, Анастасия. И жизнь моя закончится.

— Но пока стареешь, успеешь своё родовое дерево посадить, город будущего прекрасного с людьми заложить, сад чудесный.

— Постараюсь. Жалко, самому немного придётся в том саду пожить. Пока он расти будет, не один год пройдёт.

— Если заложишь, всегда в нём будешь жить.

— Всегда?

— Конечно. Постареет твоё тело и умрёт, но взлетит душа.

— Взлетит душа умершего, я это знаю. Взлетит душа — и всё на этом.

— О, как прекрасен день сегодняшний! Зачем же ты, Владимир, безрадостное будущее сотворяешь? Сам сотворяешь для себя.

— Это не я сотворяю. Такова объективная реальность. Приходит старость, потом смерть для всех. И даже ты, мечтательница милая моя, иного не придумаешь.

Анастасия встрепенулась вся, чуть отстранилась, весёлые и добрые глаза в глаза мне смотрят и сияют, уверенностью радостной сияют наперекор всему.

— Мне незачем придумывать, есть истина всегда одна. Бывает смерть для плоти: ясно это всем. Для плоти! В остальном смерть — это сон, Владимир.… Читать далее

Цитата #41, книга 5 «Кто же мы?»

— Моисей, Иисус Христос, Мухаммад, Рама, Будда — кто они, ты к ним как относишься?

— Ты моих старших братьев имена назвал, Владимир. Деянья их не вправе я судить, одно скажу: никто из них любви земной не получил сполна.

— Не может быть такого, у каждого из них даже сейчас есть миллионы поклонников.

— Но поклонение не означает любовь. Оно у поклоняющегося присущую лишь человеку силу мысли забирает. Велик эгрегор моих братьев, за миллионы лет его подпитывало множество людей, при этом каждый преклоняющийся уменьшал энергию свою. В веках охотников немало находилось деянья братьев осудить моих. И я не понимала, для чего они эгрегор свой старательно питали, энергию тысячелетиями копили. Никто не мог их тайну разгадать, пока сегодняшнее время не настало. И братья вынесли решение: накопленное во единое собрать, живущим ныне людям на Земле энергию свою раздать. Тысячелетье новое Земли грядёт, в нём боги будут Землю населять — те люди, чья осознанность позволит энергию принять.

Цитата #38, книга 5 «Кто же мы?»

— А почему тогда не все желания исполняются? Многие чего-то хотят, а они не исполняются.

— От значимости цели многое зависит. От соответствия желания светлому или тёмному. От силы желания. Чем цель существеннее и светлее, тем больше светлых сил будет привлечено для исполнения. Для достижения её.

— А если цель тёмная, ну например, напиться, подраться, войну затеять?

— Тогда возьмутся за дело тёмные силы, своим желанием человек даёт возможность им действовать. Но, как видишь, первичным и главным является всё равно желание человека!

Цитата #36, книга 5 «Кто же мы?»

Действительно существуют энергии, способные, варьируя временем, соединять в единую цепь разные события или, как случилось с тобой, выстроить цепь обстоятельств, необходимых для достижения определённой цели. Чистых случайностей не бывает, это ясно уже многим. Случайности, даже самые, казалось бы, невероятные, программируются. Программируется всё, происходящее с каждым человеком. И то, что было с тобой на Кипре, стало наглядным примером для исследователей и тебя, естественно, тоже запрограммировано, а потом воплощено в реальность.

Цитата #35, книга 5 «Кто же мы?»

— Именно сейчас, в настоящее мгновение вершится Божий суд.

— Суд? Но где и как он проходит? Почему никто об этом не знает?

— Понимаете, Владимир, мы длительное время представляли этот суд как пришествие некоего грозного существа свыше и со свитой грозной. И это высшее существо будет каждому говорить, в чём праведен каждый человек, в чём не праведен. Потом это высшее существо каждому определит меру наказания, отправив осуждённого в ад или рай. Мы так примитивно представляли Божий суд. Но Бог не примитивен. Он так не может судить. Он дал человеку вечную свободу, а любой суд — это насилие над личностью, это лишение свободы.

— Так почему же Вы тогда сказали, будто в настоящее мгновение вершится Божий суд?

— И повторю сказанное. Божий суд вершится в настоящее мгновение. А судить каждому предоставлено самому себя. Я понял, что сотворила Анастасия. Её философия, сила и логика ускоряют процессы. Представьте себе, Владимир, многие поверят ей и осуществят идею прекрасных Божественных поселений. Они, поверившие, окажутся в райском саду. Другие не поверят и останутся там, где сейчас находятся. Всё в мире относительно.

Пока нам нашу жизнь с другой сравнить не представляется возможным, мы и думаем, что наша жизнь сносна. Но когда будет рядом другая, когда неповерившие… Читать далее

Цитата #34, книга 5 «Кто же мы?»

И она добьётся своего. Сильна необычайно её философия. И будут жить грядущие века в Божественной мечте, в прекрасных райских садах. И не отвлечёт она никого памятью о себе. Ей не будут ставить памятников и вспоминать о ней, когда всем станет ясно, где истинное человеческое. Будут люди упиваться Божественным состоянием, не вспомнят о ней. Но будут в разных садах цвести цветы, а среди них один прекрасный цветок под названием «Анастасия».

Цитата #33, книга 5 «Кто же мы?»

Она (Анастасия) говорит, что воспитание ребёнка родителям нужно начинать с воспитания себя, с обустройства собственного счастливого бытия, с собственных попыток прикоснуться к мыслям Бога. Одним из главных элементов воспитания как раз и является прекрасное родовое поместье.

Цитата #32, книга 5 «Кто же мы?»

Я предприниматель, пусть бывший, но всё же предприниматель, конечно, мне близка конкретика и, может быть, поэтому считаю: духовным может называться человек, способный предпринять действия, угодные Земле, своей семье, своим родителям, а значит — Богу. Если называющий себя духовным не может сделать счастливым себя, свою любимую женщину, свою семью, своих детей — то это лжедуховность.