Наша цивилизация

Цитата #54, книга 10 «Анаста»

Человечеством вкопаны в землю миллионы километров металлических труб, называемых водопроводом. Затрачены колоссальные усилия по изготовлению этих труб, их укладке в траншеи. Они требуют постоянного обслуживания и капитальных ремонтов, за которые вынуждены расплачиваться люди тяжёлым трудом. При этом вода, вытекающая из кранов в наших квартирах, оказывается непригодной для питья. Всё это притом что в природе существует естественный водопровод, это не только реки, но и грунтовые воды. По жилкам земли течёт живительная, целебная вода, способная наполнить миллионы колодцев. Естественный водопровод не требует ремонта, более того, он способен очищать загрязнённую на поверхности воду, насыщать минералами и другими необходимыми веществами жизненно важный продукт. Но современный образ жизни человека города лишил его возможности пользоваться естественным водопроводом, спроектированным и построенным Создателем.

Цитата #52, книга 10 «Анаста»

Сегодняшнее сообщество людей живёт не в естественном, а в искусственном мире.

Оно его создало и рабски обслуживает.

Мы создали искусственный мир и проживаем в нём искусственные жизни.

Реальный естественный мир на обочине асфальтовых дорог, по которым современное человечество мчится к пропасти.

Цитата #40, книга 10 «Анаста»

Сам человек есть не что иное, как материализованный образ, и будучи материализованным образом, сам человек может создавать своею мыслью и материализовывать образы. В этом заключается его никем и ничем не превзойдённая сила вселенская.

Если какой-то человек не осознаёт в себе подаренных ему Создателем способностей, то такой человек сам блокирует свою величественную силу и попадает под воздействие других образов, материализуя их замыслы, вплоть до уничтожения самого себя, своей семьи, своего рода, своего государства и всей планеты.

Искусственный технократический мир также создан человеком с помощью энергии образа, навеянного человеку его антиподами. Искусственный мир бренен. Даже самая совершенная машина, здание, любая иная вещь искусственного мира с каждой секундой разрушается и всего лишь за несколько лет превращается в прах или, ещё хуже, во вредоносные для человека отходы.

Сам человек, живущий в искусственном мире, также становится бренным. Ибо трудно человеку, ежеминутно глядя на множество разрушающихся предметов, лишённых способности самовоспроизводства, представить жизнь вечную, создать образ собственной вечности и материализовать его.

Цитата #37, книга 10 «Анаста»

Темноволосый взмахнул рукой. и на экране, в воздухе парящем, появилась развернутая карта земного шара. Та часть его, где с большой плотностью жили в городах люди. И в каждом городе между большими скоплениями людей, извиваясь и вздрагивая, пролегали тучные щупальца какого-то чудовищного по размерам существа. Их было множество. Они опоясывали собой города по кругу, находились внутри. Из множества пор на каждом щупальце выделялся какой-то зловонный газ тёмного цвета. Но люди не шарахались от этих ужасающих выделений, они ими дышали. Люди строили поближе к щупальцам свои дома. Иногда, будто бы от большого напряжения, то в одном, то в другом месте чадящих зловонием щупальцев происходили разрывы, и люди бросались эти разрывы заделывать, заглаживать, восстанавливая жизнедеятельность чудовищного спрута.

— Ты видишь, брат мой, щупальца чудовищного спрута? Быть может, хочешь, чтобы я тело показал чудовища, покрывшего своими щупальцами мир? Ты, конечно же, даже не хочешь об этом думать и говорить. Но я скажу, где это тело смертоносное. Скажу тебе, откуда щупальца исходят. Они исходят из мозга этих существ, которые считались ранее разумными людьми. Тело монстра у них в мозгах, оттуда все исходит. И они гордятся своим смертоносным детищем, лелеют его. Они называют чудовищные щупальца дорогами, автострадами. — Темноволосый захохотал. — Вот оно, будущее человечества!

Цитата #36, книга 10 «Анаста»

Они могли многое, — комментировал Темноволосый, — их первоначальные способности позволяли творить всё, что можно было представить. И даже то, чего и в представленьях нет. Но когда они станут изобретать механические, неразумные способность-заменители, начнут терять подаренные им Богом таланты. — На экране один за другим появлялись и исчезали счётные приспособления, и по мере появления каждого из устройств уменьшались в размере несколько цветных кружочков, некоторые вообще превращались в чёрные точки. — Они могли, лишь на мгновение взглянув на небо, сосчитать все звёзды, но дойдут и до того в своих изобретениях, что «два плюс два» на калькуляторах будут считать.

Они изобретут телефон и начнут терять способность общаться на расстоянии, представлять местонахождение своих любимых.

Они начнут, в конце концов, вживлять искусственные механизмы в свои тела, — продолжал Темноволосый, — всё больше сами превращаясь в бездушный примитивный механизм. Людьми их называть будет нельзя. Их разум где-то в глубине зажат. Над ними антиразум властвует. Он вокруг них и в них одновременно.

Цитата #35, книга 10 «Анаста»

Темноволосый снова взмахнул руками, и снова в пространстве возникла голограмма, поделённая на множество квадратов. Каждый квадрат показывал интерьеры разных залов, где сидели люди и слушали выступающих с трибуны. Голос темноволосого комментировал:

— Это у них называется по-разному: конгрессами, парламентом, думой, палатой — суть одна.

Ты видишь сидящих, брат мой? Ты ещё можешь видеть, смотри. Сидящие перед тобой пишут законы для разных народов и в целом для всего человечества. Они пишут их тысячелетиями, но совершенных законов у них нет и быть не может, ты понимаешь это, брат мой? Конечно, понимаешь!

Темноволосый захохотал. Его злорадный смех заполнил долину, эхом отразился от горной гряды. Он прекратил смеяться и, обращаясь к изображениям сидящих в них людей, будто они могли его слышать и понимать, закричал:

— Вы никогда не сможете написать совершенных законов потому, что не знаете главного. Вам неизвестно предназначение отдельного человека и человечества в целом. Всего тремя словами выражено это предназначение. Вселенское предназначение. Оно является основой всех законов. Оно, только оно, как стержень, может нанизывать на себя законы земли или отражать их. Но вы не знаете его, вы его забыли.

Ты понимаешь, брат мой, они забыли главное, и теперь они в измерении антиразума. Они забыли, что их предназначение изложено в трех словах. Какие… Читать далее

Цитата #34, книга 10 «Анаста»

В пространстве возникла голограмма, показывающая крупным планом человека, бегущего с мечом в руках и с искажённым от злобы лицом. её сменило изображение человека, лежащего на земле в грязи и строчащего из пулемёта. Потом появились три человека, стреляющие из пушки. И вдруг пространство всё, от горизонта и до горизонта, заполнилось множеством людей. Они были показаны совсем маленькими, чтобы больше поместилось в пространстве. С мечами, вилами, косами, пулемётами и пушками, люди резали друг друга, стреляли друг в друга. Душили руками и били ногами. Сверху на кишащую массой людей землю летательные аппараты сбрасывали предметы, которые, достигнув земли, взрывались, поднимая вверх комья грязи и остатки человеческих тел.

— Это месиво устроили разумные существа, брат мой? Они антиразумны ещё и потому, что умудряются оправдывать это. Они будут называть это месиво войнами. Отличившимся в этой бойне будут давать разные награды, и получившие награды будут носить их с гордостью на груди. Они научатся издавать законы, оправдывающие эту, непрекращающуюся веками бойню.

Цитата #33, книга 10 «Анаста»

Темноволосый юноша рукой в пространстве очертил квадрат, в котором тут же возникла голограмма.

Она изображала строящийся двенадцатиэтажный дом. Два подъёмных крана поднимали на уже возведённые этажи строительные материалы. Сквозь оконные проёмы можно было видеть людей в оранжевых касках и синих комбинезонах, занятых отделкой помещений.

Темноволосый юноша прокомментировал:

— Вот эту непонятность со множеством ячеек они будут называть домом. Антиразум превращает людей в антилюдей. Они исказили понятие и смысл, стоящие за словами: «мой дом».

Дом — живое пространство, сформированное мыслью человека, отражающее его мыслительную способность, они заменили искусственной каменной ячейкой. И назвали её, словно в издевательство над разумом, домом. Их ограниченная мысль Вселенной не нужна. Она становится питательной средой антиразума, развивает и укрепляет его мощь. И эта питательная среда всё увеличивается.

От горизонта до горизонта протянулась голограмма: множество строящихся коробок с искусственными каменными ячейками. Некоторые из них разрушались, но на их месте люди в оранжевых касках возводили новые, ещё более высокие каменные сооружения с множеством ячеек.

Темноволосый продолжал:

— За право жить в этих ячейках они должны будут совершать деяния, несвойственные разумному существу — Человеку! Дети Бога! Богини! Смотри, мой бледнолицый брат, смотри на эти деяния.

Темноволосый юноша снова взмахнул рукой, и вновь возник квадрат с голограммой. На этот раз она… Читать далее

Цитата #32, книга 10 «Анаста»

Бурный поток в долину всё же хлынет. Он устремится вслед толпе безумцев, которые и не подозревают даже, что в них самих причина катастрофы, в их мыслях и делах, от естества в искусственную сторону влекомых. Их устремления пока ещё в начале, но нам известна пагубность подобных устремлений для них самих, и для земли, и для Вселенной всей. И чтоб не мучились они, земли пространство не терзали, программой Бога будут уничтожены в начале самом пагубного устремления. Бурный поток настигнет их.

Программа Бога с часа сотворенья за бесконечность лет ни разу сбоев не давала. И я согласен с ней. Раз уж человечество встаёт на путь развития абсурдный, их лучше усыпить в начале самого пути. Быть может, новая цивилизация земли поймёт своё предназначение, и мы тогда поймём. Вселенная увидит действа новые, не нынешний примитивизм. Не раз случались на земле смывающие грязь, накопленную человеком, катастрофы.

Они пойдут путём своим технократическим. Они будут размножаться, и из поколения в поколение ломать, уничтожать, переплавлять великую гармонию земную. И убивать животных будут. Животных, им в услуженье предназначенных. Из материала совершенного живого настроят множество разнообразных и бездушных механизмов. Они свои действия станут называть словами звучными «индустриализация», «научно-технический прогресс», и в эти слова будут вкладывать смысл разумного развития.

Ну,… Читать далее

Цитата #27, книга 10 «Анаста»

Твой род, Анасточка, уже встал на технократический путь. И согласно программе жизни, ледник его настигнет и погубит. Но возродится жизнь. Появится новая надежда на человеческий разум. Если ледник кто-то остановит, а это может сделать только человек, твой род будет жить в технократическом мире. И рано или поздно технократический путь все равно приведёт его к катастрофе. Правда есть вероятность, что человек, нашедший способ остановить ледник, а значит предотвративший одну катастрофу, сможет предотвратить и последующую. Сможет незадолго до очередной катастрофы озарить души людей пониманием ошибочности их выбора и предотвратит её. Тогда человечество может избрать новый путь, постепенно и осторожно демонтируя смертоносные свои изобретения. Но озарить души людей технократического мира тяжело.

В период технократической жизни люди перестают быть разумными существами. Необходимо не к разуму их обратиться — к чувствам и через чувства сообщить им суть Божественной программы, для этого — почувствовать, познать её необходимо самому.

Цитата #23, книга 10 «Анаста»

— И не спеши говорить, будто люди не будут следовать моей программе. Уже изобретено колесо примитивное пока, но потом люди соединят два деревянных колеса шестом, а это соответствует моему плану, моей гениальной программе.

— Но что плохого в колесе? Когда потребовалось возить корм раненному мамонту Дану, тележка с колёсами в этом помогла.

— Все хорошо, девочка. Даже очень здорово. Это колесо будет усовершенствовано. Будет сделано великое множество колес. И люди увидят, что колесо неудобно катить по естественной земле, по бугоркам, ямочкам, траве высокой. И тогда они покроют огромную часть земли каменной коркой, чтобы беспрепятственно катились по ней колёса.

И они будут, всё увеличиваясь в количестве, раскатываться по стонущей земле, одних людей нести на себе, других безжалостно давить собою.

Цитата #7, книга 10 «Анаста»

— Тебе пора уже просыпаться Владимир, — разбудила меня Анастасия.

Я почувствовал, как она массирует мне правую руку, и посмотрел на вход в землянку. Проём его едва виднелся, значит, солнце ещё не встало.

— Почему просыпаться? Рассвет только начинается.

— Начинается третий рассвет с того момента, как ты уснул, Владимир. Если ты не проснёшься, твой сон может продлиться несколько месяцев и даже лет. Твоя душа, не беспокоясь за сохранность тела, захочет отдохнуть, гуляя по другим мирам вселенной. Её вернуть никто не сможет, пока она сама вернуться не захочет.

— Так значит, её не было со мной, пока я спал?

— Была она с тобой, Владимир, рядом, ждала, когда твой сон станет ещё ровнее, глубже, и тогда она могла б уйти. Но я решила разбудить тебя.

— А твоя Душа почему не уходит, когда ты засыпаешь глубоким сном?

— Уходит и моя Душа, но всегда вовремя возвращается. Ведь я её не мучаю.

— А я, что же, мучаю свою душу?

— Каждый человек, Владимир, подверженный вредным привычкам, помыслам, употребляющий непотребную пищу, причиняет мучение, прежде всего, своей Душе.

— Какое значение пища имеет для Души? Она что, тоже съедаемую человеком пищу употребляет?

— Душа материальной пищей не питается, Владимир, но видеть, слышать… Читать далее