Про дачников

Цитата #23, книга 2 «Звенящие кедры России»

— Каждому дачнику памятник ставить нужно, как спасителю планеты?

— Да, Владимир, они спасители.

— Но памятников столько не сделать. Лучше для них учредить праздник всеобщий, ну выходной или два выходных, «День дачника» или «День Земли» назвать в календаре.

— Ой! Праздник! — всплеснула руками Анастасия.— Как здорово ты придумал. Праздник! Обязательно нужен весёлый и радостный праздник.

— Вот ты и посвети своим Лучиком по правительству нашему, да по депутатам Государственной Думы, пусть они закон такой издадут.

— Я не смогу пробиться к ним. Они в суете повседневной. Им решений много принимать приходится, думать совсем некогда. Да и смысла особого не имеет осознанность их повышать.

Тяжело им будет осознавать, видеть полную реальность. Решения более верные, чем сейчас принимаются, им не позволят принять.

— Кто же правительству, президенту может не позволить?

— Вы. Массы. Большинство. Непопулярными мерами назовёте правильные решения.

— Да, правильно говоришь. У нас демократия. Наиболее важные решения принимаются большинством. Большинство всегда право.

— Наибольшей осознанности всегда достигали сначала единицы, Владимир, а большинство лишь через некоторое время постигало её.

— Если так, зачем тогда демократия, референдумы?

— Они нужны как амортизаторы, чтобы резких толчков не было. Когда амортизаторы не срабатывают, происходит революция. Период революции всегда тяжёл для большинства.

—————… Читать далее

Цитата #22, книга 2 «Звенящие кедры России»

— Но почему благодаря дачникам и именно России? Почему? Какая взаимосвязь здесь?

— Понимаешь, Владимир, Земля хоть и большая, но Она очень, очень чувствительная.

Вот ты тоже большой по сравнению с комариком, а сядет комарик на тебя, и ты чувствуешь его прикосновение. И Земля всё чувствует. Когда в бетон и асфальт Её закатывают, когда вырубают и жгут растущие на Ней леса, когда ковыряют недра Её и сыплют в Неё порошок, называемый удобрениями.

Ей больно бывает. Но Она всё равно любит людей, как мать любит детей своих. И старается Земля забрать в недра свои злобу людскую, и только когда не хватает сил у Неё сдерживать, прорывается злоба вулканами и землетрясениями.

Земле помогать нужно. Силы Ей придаёт ласка и бережное обращение. Земля большая, но самая чувствительная. И чувствует Она, когда к Ней с лаской прикасается хотя бы одна человеческая рука. О, как чувствует и ждёт Она этого прикосновения!

—————

Диалог Анастасии и Владимира

Глава «День дачника и праздник всей Земли!», книга 2 «Звенящие кедры России»

Цитата #21, книга 2 «Звенящие кедры России»

— Локальные очаги уже сегодня происходят в разных точках Земли. Человечество уже давно всё подготовило с избытком для своего же уничтожения.

— А когда глобально, когда будет апофеоз?

— Примерно это может случиться в две тысячи втором году. Но её можно предотвратить или отодвинуть, как в девяносто втором году.

— Так что же, она могла произойти в девяносто втором году?

— Да, но они её отодвинули.

— Кто — они? Кто предотвратил? Отодвинул?

— Катастрофа планетарного масштаба девяносто второго года не состоялась благодаря дачникам.

— Что?!

— По всему миру много разных людей противостоят катастрофе Земли. Катастрофа девяносто второго года не состоялась, в основном, благодаря дачникам России.

— И ты… Значит ты!.. Ещё в шесть лет понимала их значимость? Предвидела? Действовала неустанно. Помогала им.

— Я знала значимость дачников, Владимир.

—————

Диалог Анастасии и Владимира

Глава «Ответ», книга 2 «Звенящие кедры России»

Цитата #34, книга 1 «Анастасия»

— Понимаешь, сегодня то общество, в котором ты живёшь, многое может понять через общение с растениями, высаживаемыми на дачах. Именно на дачах, где знаешь каждую посадку своего участочка, а не на обезличенных огромных полях, по которым ползают чудовищные и бестолковые машины. Люди лучше чувствуют себя, работая на дачах, многим это продлило жизнь. Они делаются добрее. И именно дачники могут способствовать осознанию обществом пагубности технократического пути.

—————

Анастасия

Глава «Её любимые дачники», книга 1 «Анастасия»