Разное

Цитата #41, книга 5 «Кто же мы?»

— Моисей, Иисус Христос, Мухаммад, Рама, Будда — кто они, ты к ним как относишься?

— Ты моих старших братьев имена назвал, Владимир. Деянья их не вправе я судить, одно скажу: никто из них любви земной не получил сполна.

— Не может быть такого, у каждого из них даже сейчас есть миллионы поклонников.

— Но поклонение не означает любовь. Оно у поклоняющегося присущую лишь человеку силу мысли забирает. Велик эгрегор моих братьев, за миллионы лет его подпитывало множество людей, при этом каждый преклоняющийся уменьшал энергию свою. В веках охотников немало находилось деянья братьев осудить моих. И я не понимала, для чего они эгрегор свой старательно питали, энергию тысячелетиями копили. Никто не мог их тайну разгадать, пока сегодняшнее время не настало. И братья вынесли решение: накопленное во единое собрать, живущим ныне людям на Земле энергию свою раздать. Тысячелетье новое Земли грядёт, в нём боги будут Землю населять — те люди, чья осознанность позволит энергию принять.

Цитата #65, книга 3 «Пространство Любви»

Когда у пожилого человека, солдата, побывавшего в бою, твою читая книжку, вдруг возникли слёзы. Когда у мамы молодой иное отношение к рождённому ребёнку появилось. И девочка, ей лет ещё двенадцать, всё поняла и станет жизнь любить. Когда, смотри, вот парень молодой наркотики, сказал, не будет больше брать и к матери своей поехал.

Когда из тюрем люди письма шлют, ты видишь, чувствуешь, как души их поют, иную силу обретают…

То знаки те, что я нашла, и сочетания вселенских звуков их души понимают, теперь и в них они звучат, они их принимают… Пока не все, но будет много их! И небеса об этом знают, и каждого с любовью ждут.

—————

Анастасия

Глава «Кто ты, Анастасия?», книга 3 «Пространство Любви»

Цитата #19, книга 3 «Пространство Любви»

— Вы можете ответить на любой вопрос, стоящий перед наукой?

— Может быть, на многие. Но каждый учёный, каждый человек тоже может получать ответы. Всё зависит от чистоты помыслов, цели спрашивающего.

Цитата #15, книга 3 «Пространство Любви»

— Вы сказали, ваша прародительница, ваша мать, достойна, чтобы о ней передавали информацию из поколения в поколение на протяжении тысячелетий. В чём информации этой достоинство, ценность?

— Прамамочка последнею была с первоистоков, кто обладал способностью и знал, как и о чём нужно думать женщине при кормлении грудного младенца. Живших десять тысяч лет назад людей знания, которые начинали утрачиваться в цивилизации. Эти знания почти полностью утрачены сегодня. Прамамочка моя ещё была совсем нестарой, но умирать ушла в дольмен, чтоб сохранить все эти знания первоистоков. И когда к людям начнёт возвращаться осмысленность… Возникать в них потребность… Передать эти знания женщинам, кормящим младенцев. А они потом друг другу помогут всё познать. Через смерть в дольмене прамамочка познала ещё большие истины, необходимые женщинам.

Цитата #12, книга 3 «Пространство Любви»

Книга не звучит. Она как нотный служит лист. Читающий внутри себя читаемые звуки невольно произносит. Так, спрятанные в тексте сочетанья в душе звучат в неискажённом, первозданном виде. Они и Истину несут, и исцеленье. И вдохновеньем душу наполняют. В душе звучащее не в силах инструмент искусственный произвести.

Цитата #63, книга 2 «Звенящие кедры России»

— Откуда ты можешь знать, что твоя прародительница жила в тех местах и как она умирала?

Анастасия ответила:

— Как же можно, Владимир, не знать, как жили, что делали твои предки? Чего они хотели, к чему стремились? А мамочка далёкая моя достойна памяти. Все мамочки мои её познали мудрость. И мне она сегодня помогает.

Прамамочка моя была той женщиной, которая в совершенстве знала, как при кормлении грудного младенца наделять его способностью пользоваться Разумом Вселенной. Уже тогда люди той цивилизации, в которой жила она, переставали придавать этому значение, как и теперешние.

—————

Диалог Анастасии и Владимира

Глава «Твои святыни, Россия!», книга 2. «Звенящие кедры России» (1997)

Цитата #29, книга 2 «Звенящие кедры России»

— Эта картина, изображающая какого-то человека, была написана только одной линией. Пульсирующей линией-спиралью. Писавший её как будто поставил в середине белого листа карандаш или ещё что-то, чем пишут картины, и не отрываясь повёл свой инструмент по спирали, то нажимая им и тем самым утолщая линии, то едва касаясь листа, отчего линия становилась совсем тоненькая, но не прерывалась.

Линия-спираль заканчивалась на краю листа, и в итоге получилась удивительная картина, портрет какого-то человека.

— Эту картину нужно выставить для обозрения всем желающим. Кто-то сможет расшифровать заложенную в ней информацию. Через пульсирующую линию, изображающую человека, люди должны что-то осознать.

— Каким образом?

— Ещё не знаю. Ну, например, точки и тире могут быть похожи на какую-то азбуку или нотные знаки, я только предполагаю, возможно и то, и другое или что-то ещё. Ты, когда вернёшься, попроси, чтобы выставили её на всеобщее обозрение или опубликовали где-то. Найдётся тот, кто расшифрует эту линию-спираль.

—————

Глава «Отец Феодорит», книга 2 «Звенящие кедры России» (1997)

Страница 2 из 3123