Душа

Цитата #48, книга 10 «Анаста»

— Я, Анастасия, знаю один случай, когда в поместье к моим знакомым людям приехала их старенькая мама, ей было восемьдесят с лишним лет. Она погостить просто приехала на несколько дней. Приехала к своей дочери просто посмотреть, что же это такое задумали они с мужем. Потом попросилась остаться насовсем. И осталась. Она подолгу сидела на скамеечке, иногда ходила по лесочку поместья, и однажды сказала своей дочери и зятю: «Когда я умру, пожалуйста, не уносите меня на кладбище, похороните меня здесь». И показала место, которое сама выбрала. Когда эта пожилая женщина умерла, дочь и зять выполнили её просьбу. Что произойдёт с душой этой пожилой женщины, если она ничего посадить в этом поместье не успела?

— Её душа останется в родовом поместье, даже если она просто сидела на лавочке. Она сама захотела быть там похоронена, значит, думала об этом перед смертью, и её родственники чаще чем на кладбище будет приходить на то место, где она упокоилась, будут думать о ней чаще.

Нельзя хоронить человека в родовом поместье против его воли, даже если он что-то там делал. Если такое произойдёт, необходимо попросить у него прощения, прийти к тому месту, где он похоронен и мысленно объяснить ему, зачем это было сделано, попросить его помощи.

— Да, Анастасия, интересная ситуация. А раньше люди об этом знали, понимали?

— Конечно, знали, Владимир. Даже в недалёком прошлом у многих людей были родовые склепы, ты знаешь об этом. А в более ранний период жизни людей кладбищ вообще не существовало, они появились, когда появились люди, вообще не имеющие родовой земли: ремесленники в городах, прислуга, челядь разная, воины-наёмники. Когда они умирали, их нужно было хоронить, вот и свозили их тела и бросали без родных в отхожие ямы, куда бросали больных животных. Или хоронили в общих ямах. Чуть позднее, когда города стали больше и в них жило много разных семей, в том числе и состоятельных, стали возникать кладбища. Состоятельные люди покупали небольшие участки земли, на которых хоронили своих умерших родственников, рядом также поступали другие. Впоследствии кладбища стали разделяться, говоря сегодняшним языком, на элитные, среднеэлитные и обычные, для челяди.

— Такие и сегодня существуют, чтобы попасть на Ваганьковское кладбище, надо немало средств и усилий приложить, чтоб место хорошее получить, а места выделяются специальной похоронной комиссией.

Цитата #47, книга 10 «Анаста»

— А что происходит, когда человек похоронен в поместье?

— Когда человеческое тело погребено в поместье том, которое он сам обустраивал, его душа не срывается во вселенскую тьму, она остается в родовом поместье, ведь там человек сажал деревья, общался с землей. Ничего не видящая и не слышащая, но чувствующая душа будет ощущать тепло, отдаваемое ей растениями, да и люди, потомки этого человека, которые живут в родовом поместье, будут вспоминать его чаще, соприкасаясь с содеянным им.

Цитата #46, книга 10 «Анаста»

— Анастасия, но ведь ты говорила, что души — это энергетический комплекс, и некоторые из них после смерти человека распадаются на частички, давая энергию разным букашкам, растениям, животным.

— Да, говорила, Владимир, это происходит, когда во время жизни на земле энергетический комплекс, душа человеческая, находится в дисгармонии с окружающей средой до такой степени, что представляет собой опасность земному существованию. Полноту комплекса души умерших сохраняют, когда дисбаланс не достигает критической точки. В тело земное вновь воплощаются в первую очередь более гармоничные. К сожалению, их все меньше и меньше становится во Вселенском пространстве, и программа выбирает теперь лучшее из худших.

— А если в моём роду все души рассыпались на частички, тогда ни одна и не приблизится к высаженной мной родовой роще?

— Раз ты, Владимир, существуешь, значит, не прервана и родовая цепь твоя.

Цитата #14, книга 10 «Анаста»

— В душе новорождённого человека, Владимир, всегда присутствуют три составляющие.

— Три? А третья от кого же?

— Третья составляющая — это частичка души, которая обитала в человеческом теле в его прошлой жизни, может быть сто лет назад, может быть тысячу или миллион. Эта третья составляющая в гармоничном человеке не распадается на частички, а ждёт своего мгновения, когда обретёт новое тело, глазами которого сможет видеть окружающий мир и ушами которого сможет слышать звуки этого мира, прикасаться к нему руками, пользоваться его дарами.

Цитата #8, книга 10 «Анаста»

— Когда человек спит, его душа не отдыхает?

— Душа — это энергия. Живой энергетический комплекс. Энергии отдых не нужен.

— А куда уходит Душа во время сна, как ты считаешь, Анастасия?

— Она может уходить в иные измерения. Витать среди планет вселенских. И по желанию человека собирать ему необходимую информацию. Захочет человек, к примеру, о прошлом или будущем что-то узнать, при засыпании попросит свою душу побывать в том времени и месте, которое его интересует, Душа исполнит просьбу. Но если человек спит обычным, недостаточно спокойным сном и в несовершенной среде, Душа никуда уйти не может. Она вынуждена охранять его тело.

— От кого?

— От всевозможных вредоносных воздействий. Ты спишь в своей квартире, Владимир, стены её опутаны проводами, по которым проходит электричество, и провода испускают неблагоприятное для человека излучение. Сквозь стекло пробиваются звуки неестественного мира. Воздух в квартире не совсем благоприятен для дыхания. Душа не может тебя оставить. В случае критической ситуации она должна разбудить тебя.

Цитата #7, книга 10 «Анаста»

— Тебе пора уже просыпаться Владимир, — разбудила меня Анастасия.

Я почувствовал, как она массирует мне правую руку, и посмотрел на вход в землянку. Проём его едва виднелся, значит, солнце ещё не встало.

— Почему просыпаться? Рассвет только начинается.

— Начинается третий рассвет с того момента, как ты уснул, Владимир. Если ты не проснёшься, твой сон может продлиться несколько месяцев и даже лет. Твоя душа, не беспокоясь за сохранность тела, захочет отдохнуть, гуляя по другим мирам вселенной. Её вернуть никто не сможет, пока она сама вернуться не захочет.

— Так значит, её не было со мной, пока я спал?

— Была она с тобой, Владимир, рядом, ждала, когда твой сон станет ещё ровнее, глубже, и тогда она могла б уйти. Но я решила разбудить тебя.

— А твоя Душа почему не уходит, когда ты засыпаешь глубоким сном?

— Уходит и моя Душа, но всегда вовремя возвращается. Ведь я её не мучаю.

— А я, что же, мучаю свою душу?

— Каждый человек, Владимир, подверженный вредным привычкам, помыслам, употребляющий непотребную пищу, причиняет мучение, прежде всего, своей Душе.

— Какое значение пища имеет для Души? Она что, тоже съедаемую человеком пищу употребляет?

— Душа материальной пищей не питается, Владимир, но видеть, слышать и реализовать себя она может только через твоё тело. Если тело нездорово, к примеру, пьян человек и тело его беспомощно, Душа, словно скованная, не может себя никак проявлять и реализовывать. Она может только чувствовать и плакать над беспомощным, терзаемым вредным напитком телом. Пытаться согревать повреждённый орган тела — тратить при этом огромное количество энергии. Когда её энергия заканчивается Душа становится бессильной и тело человеческое покидает. Тело умирает.

Современный человек и человечество в целом не имеют возможности нормально выспаться. К тому, что современные спальни уступают природной, необходимо добавить ещё один немаловажный фактор: современный человек постоянно погружён в водоворот повседневных суетных забот, и часто, засыпая, он продолжает о них думать. И если это так, возникает вопрос, на что человек тратит энергию своей Души? Души, способной во время сна познавать миры иные и приносить проснувшемуся человеку информацию о них. Может быть, необходимо делать спальню с учётом того, чтобы в неё не проникали посторонние звуки, не было в ней никаких проводов и телефонов. Это осуществить можно, сложнее добиться должного качества воздуха.

Цитата #41, книга 6 «Родовая книга»

Возникли кладбища совсем недавно с целью людские души адом растерзать, унизить их, поработить, заставить преклониться.

Похожи кладбища на… Они как будто бы отхожие места, куда ненужный хлам стремятся люди унести. Над кладбищем усопших мучаются души.

—————

Анастасия

Глава «Жизнь без разбоев и воровства», книга 6 «Родовая книга»

Цитата #40, книга 6 «Родовая книга»

Те люди ведали: душа людская вечна, но и материальные тела не могут исчезать бесследно. Каждый предмет, даже бездушный внешне, в себе немало информации несёт вселенской.

Ничто не исчезает в никуда в Божественной природе. Лишь состояние своё и плоть меняет.

Тела усопших не закрывали плитами из камня, и даже места их захоронения никак не отмечали. Великим памятником им служило пространство, сотворённое рукой их и душой.

И состояние своё меняя, уже бездушные тела собою дерева растили, травинки и цветы. Средь них рождённые ходили дети. О, как же всё вокруг детей любило! Дух предков над пространством тем витал. Детей любил и охранял.

К пространству родины своей с любовью относились дети. Не создавала мысль иллюзию законченности жизни. Жизнь бесконечна веда.

Душа взлетевшая все измерения вселенские промчится и, погостив на разных планах бытия, вновь в человеческом обличье воплотится.

В саду на родине, проснувшись, улыбнётся вновь дитя. Улыбкой ему всё пространство отзовётся. И лучик солнышка, и ветерок, листвою шелестя, цветок и дальняя звезда с восторгом выдохнут: «Едины мы, тобою воплощённые, дитя Божественного бытия».

—————

Анастасия

Глава «Жизнь без разбоев и воровства», книга 6 «Родовая книга»

Цитата #21, книга 6 «Родовая книга»

— Ты молилась за упокой души прадедушки, Анастасия?

— Душа прадедушки в покое будет пребывать великом, и жизнь земная ей снова предстоит, когда она сама того захочет. А я за сына нашего просила, чтоб силы большие ему Создатель дал. Наш сын, Владимир, совершил деянья, присущие немногим из сегодняшних людей. Прадедушкину силу всю в себя вобрал, прадедушка ему её душой своей отдал. Ещё взрослеющему трудно будет удержать ему в себе энергий множество в единстве.

— Но почему, когда всё это произошло, я ничего необычного в сыне не заметил.

— Наш сын, Владимир, произнёс слова перед тем, как прадед пред ним колени преклонил. Он произнёс слова, которых смысл понятен только тем, кто может ведать, как творил Создатель наш. Ребенок, может, до конца не понимал, но искренне, уверенно прадедушке сказал о том, что он способен душу и его собою на Земле оставить. Себе я не позволила подобное сказать. Не чувствую в себе подобной силы.

— И прадед, я заметил, после этих слов еще сильнее воссиял.

— Да, в глубокой старости подобное не многим слышать доводилось. Ведь в будущее прадед приглашенье получил из уст ребенка — Будущего воплощенье.

— А что, они друг друга очень сильно любили?

— Наш сын, Владимир, прадедушку просил остаться жить, когда уже он жить не мог. И жил прадедушка, не в силах отказать ребёнку.

— Но как подобное возможно?

— Очень просто. И просто не всегда. Из бессознательного состояния, небытия врачи ведь тоже возвращают человека. Но и не врач, а близкий человек может позвать, растормошить от бессознательного состояния или обморока, и останется человек живым. Прадедушкина воля и любовь позволили по просьбе внука жизнь его продлить. Прадедушка — потомок тех жрецов, которые великие свершения в веках творили. Он даже небывалый взрыв своею волей, своим взглядом остановил однажды и ослеп.

— Как взглядом? Разве можно взглядом взрыв остановить.

— Можно, если человек будет смотреть осмысленно, с уверенностью в силе человеческой, непоколебимой воле. И знал прадедушка, где будет то несчастье, и пришел туда. Он опоздал слегка со своим предвиденьем, и первый взрыв произошёл. А он стоял пред смертоносным и взглядом усмирял уже взметнувшиеся в пространство проявленья темных сил. Один лишь взрыв произошёл, и то неполной силы, и еще два других могли случиться. Но если бы прадедушка хотя бы раз один мигнул… Владимир, взрыва он не допустил. Только ослеп.

— Но почему тебя так беспокоят способности сына, которые он получит от деда?

— Считала я, ему достаточно моих, твоих. Учила, как скрывать излишнее, что может людям необычным показаться. Хотела, чтобы в мир ушел жить сын наш и смог не отличаться внешне от людей других. Творить ведь можно многое, среди других не выделяясь. Но слишком необычное произошло. Кто теперь сын наш, в чем предназначение его — тебе и мне осмысливать необходимо. И я Создателя просила, чтоб силы ему дал, хотя б немножечко ещё простым ребёнком оставаться.

Цитата #20, книга 6 «Родовая книга»

Ещё раньше, со слов Анастасии, мне было известно её отношение к современным кладбищенским ритуалам и похоронам, я даже писал об этом в предыдущих книгах. Она, а значит, и все её близкие, жившие и живущие сейчас в тайге, считают: кладбищ быть не должно. Они похожи на отхожие места, куда сбрасывают ставшее никому не нужным безжизненное тело умершего. Считают, что люди боятся кладбищ потому, что там совершается противоестественное действо. Считают, что именно родственники умершего своей мыслью, своими представлениями о нём, как о безвозвратно ушедшем, не дают его душе вновь воплотиться в новом своём земном воплощении.

…..

Всеми забыт похороненный. Ничего от его пребывания на Земле не осталось, и даже память о нём никому не нужна. Зачем он родился, зачем жил, если такой конец? Анастасия говорит, что тела усопших нужно хоронить в собственном поместье, не фиксируя их могилки специальными надгробиями. Взошедшие травы и цветы, деревья и кусты будут продолжением жизни тела. При этом душе, покинувшей тело, большая дается возможность прекрасных воплощений. В поместье мысль умершего при жизни творила пространство Любви. В этом пространстве остаются жить его потомки, соприкасаясь со всем, растущим в нём, тем самым — с мыслями соприкасаются своих родителей, оберегают созданное ими. Но и пространство оберегает живущих в нём. Тем самым продолжая жизнь земную вечно.

А как быть людям, живущим в городах? Как им без кладбища обойтись? Но, может быть, их образ жизни заставит их задуматься хотя бы в пожилом возрасте — нельзя так безответственно для вечности жизнь проживать.

И я согласен с философией Анастасии. Но одно дело — в мыслях согласиться, совсем другое дело — видеть наяву, как происходит прощание с умирающим прадедом. Хотя он, вернее, его душа в данном случае не умрет. Она явно останется где-то здесь или воплотится очень быстро в новой жизни, и непременно — в хорошей. Они ведь, никто — ни Анастасия, ни маленький сын, ни дедушка, ни сам прадедушка — даже в мыслях не проектируют трагедии, они понимают о смерти нечто иное, чем мы. Она для них не трагедия, а лишь переход в новое прекрасное бытие.

Стоп! Не был грустным даже прадед. Скорее наоборот. Вот! Вот она — разгадка. «Когда ты засыпаешь, и тебя гнетут тёмные тяжёлые и неприятные мысли, то, как правило, тебе приснится сон кошмарный. При светлых мыслях перед сном — приятное во сне увидишь», — говорила Анастасия. И еще: «…смерть — не трагедия, она лишь сон короткий, или чуть длиннее, неважно. С мыслью о прекрасном в любой сон должен погружаться человек, тогда душа его страдать не будет. Своими мыслями сам человек построить может рай или иное для своей души».

И прадед это знал. Он не страдал.

Цитата #19, книга 6 «Родовая книга»

— Тобой творимое пространство, внученька Анастасия, чем ограничивает твоя мысль?

— Мысль и мечта в единое слились, ограничений не встречая, — ответила Анастасия.

И тут же прадед новый задал ей вопрос:

— Тобой творимый мир людские души принимают, скажи, ты действуешь энергией какой?

— Такой, что взращивает дерево, бутоны раскрывает, превращая их в цветы.

— Какие силы могут воспрепятствовать твоей мечте?

— Мечтая, я не моделирую препятствий. Преодолимое лишь вижу на пути.

— Вольна во всём ты, внученька моя Анастасия. Прикажи моей душе в тебе угодном воплотиться.

— Приказывать себе позволить не могу ничьей душе. Душа вольна — Создателя творенье. Но буду я мечтать, чтобы в прекраснейшем саду, мой милый дедушка, твоя душа нашла достойным воплощенье.

Цитата #43, книга 5 «Кто же мы?»

— Ну почему ты, Анастасия, мне в юности не встретилась? Как молода ты, а мне лет вон уже сколько. Полвека почти прожил.

— Так я к душе блуждающей твоей века и пробивалась, не гони теперь меня от себя.

— Постарею я скоро, Анастасия. И жизнь моя закончится.

— Но пока стареешь, успеешь своё родовое дерево посадить, город будущего прекрасного с людьми заложить, сад чудесный.

— Постараюсь. Жалко, самому немного придётся в том саду пожить. Пока он расти будет, не один год пройдёт.

— Если заложишь, всегда в нём будешь жить.

— Всегда?

— Конечно. Постареет твоё тело и умрёт, но взлетит душа.

— Взлетит душа умершего, я это знаю. Взлетит душа — и всё на этом.

— О, как прекрасен день сегодняшний! Зачем же ты, Владимир, безрадостное будущее сотворяешь? Сам сотворяешь для себя.

— Это не я сотворяю. Такова объективная реальность. Приходит старость, потом смерть для всех. И даже ты, мечтательница милая моя, иного не придумаешь.

Анастасия встрепенулась вся, чуть отстранилась, весёлые и добрые глаза в глаза мне смотрят и сияют, уверенностью радостной сияют наперекор всему.

— Мне незачем придумывать, есть истина всегда одна. Бывает смерть для плоти: ясно это всем. Для плоти! В остальном смерть — это сон, Владимир.

— Сон?

— Да, сон.

Анастасия встала на колени, заговорила, глядя прямо мне в глаза. Но как-то так заговорила, что замолчало радио на кухне, смолкли голоса и шум за окном, когда негромким голосом произнесла Анастасия:

— Любимый мой! Вечность впереди у нас с тобой. Вступает жизнь всегда в свои права. Лучик солнышка блеснёт весной, в новое оденется душа. Но и тело бренное не зря смиренно обнимется с землёй. Свежие цветы и трава от наших тел взойдут весной. Вечно будешь слышать ты пенье птиц, пить капельки дождя. В небе синем вечные облака своим танцем усладят тебя. Если ж по вселенной необъятной ты пылинками развеешься, неверие храня, из пылинок в вечностях блуждающих, мой любимый, стану собирать тебя. И посаженное дерево тобой мне поможет, раннею весной веточкой своей оно потянется туда, где твоя душа в бесчувственном покое пребывает. И кому добро дарил ты на Земле, о тебе подумают с любовью. Если ж всей земной любви не хватит вновь для воплощения тебя, то одна, ты такую знаешь, и она на всех планах бытия вселенной вспыхнет лишь одним желанием — «воплотись, любимый», на мгновение умрёт сама.

— Это будешь ты, Анастасия? Ты уверена, что сможешь сделать так?

— Так любая женщина способна сделать, если Логос сможет в чувства сжать.

— А как же ты, Анастасия? Тебе кто поможет на Землю вновь вернуться?

— Сама смогу я, никого не утруждая.

— А как узнаю я тебя? Ведь будет жизнь уже совсем иная.

— Когда ты, снова воплотившись на Земле, подростком станешь. Увидишь девочку сопливенькую, рыженькую в саду, с твоим соседнем. Скажи малышке, с ножками слегка кривыми, слово доброе, внимание на девочку ту обрати своё. Ты повзрослеешь, юношею станешь, красавиц начнёшь взглядом провожать. Ты не спеши своей судьбой соединяться с ними. В саду, соседнем твоему, взрослеет девочка, вся в конопушках, не красавица пока. Однажды ты увидишь, как украдкой будет за тобой смотреть она. Но ты не смейся, не гони её, когда, робея, подойдёт к тебе она, чтоб от красавицы отвлечь тебя созревшей. Пройдёт ещё лишь три весны, и девочка соседская красавицею-девушкою станет. Однажды на неё взглянув, ты к ней любовью воспылаешь. И будешь счастлив с ней. И будет счастлива она. Владимир, в той твоей избраннице счастливой и будет жить моя душа.

Слова мечты энергию великую в движение приводят. Своей мечтою, помыслами сам будущее человек своё творит. Поверь, Владимир, всё случится точно так, как я словами для нас двоих нарисовала. Но волен ты в своей мечте, и ты всё можешь изменить, слова сказав другие. Ты волен, ты свободен, и каждый сам себе творец.